19:32 

Прародитель.

маняш
Душой люблю я властвовать...душа меня не любит.
- Нет. Я всего лишь прародитель твоей души. Пришёл помочь тебе. Ты долго просил и умолял меня об этом. И я откликнулся. Ты был моим самым любимым человеком. Ты никогда не понимал себе подобных. Но для меня вы самые простые существа. Ваш ум примитивен, но мозг скрывает нечто большее. С тех пор в нём произошло много мутаций, необъяснимых даже нам. Вы стали чем-то большим, чем были раньше. Но управлять собой не научились. А ты спи, пока тебе спится. Запомни, я тебя буду охранять от тех злых сновидений, дабы жаль мне тебя. Есть разговоры и важнее, но приятно смотреть на внимающего тебе с огромным интересом слушателя. Я знаю, ты хочешь спросить, почему я выбрал именно тебя. Ответа сам не могу найти. Я много раз давал себе шанс уйти от тебя, но видя твои мучения во сне, я не смог, что не свойственно мне. Но по вашим меркам, каждый имеет шанс на ошибку. Именно шанс, иначе вы не сможете понять все грани своей жизни. А я всё знаю, и мне не нужен этот шанс. Я хочу понять свои действия. Помоги мне.
Время шло, а он не мог проснуться, и, сам того не понимая, погрязал в бездне самосовершенствования и проклятия сторонников смерти. Традиции жизни его не привлекали, он путался в догадках и мыслях, не осознавая, что, уходя в другой мир, может потеряться, а, фактически, умереть. Всё это было ему настолько неважно, что он забыл все мирские возможности, все искусные страсти, все житейские соблазны и примитивные страхи. Все опасности он преодолевал, проходя поверх них, он был слишком лёгок и потому неуязвим. Ничего не замечая, он шёл к своей цели, думая, что его ждёт, но это тоже было лживо. Он не мог думать, он подчинялся рвению той самой души своей, которой кто-то давал советы. Он подчинялся им и шёл вперёд, без мыслей и без тела…он умер…
Скитаясь, ожидал встречи с родными, но не помнил ни одного из них. Теперь он не знал, толи они у него есть, а он забыл, толи у него никого никогда не было, что должно казаться странным, но не казалось, а наоборот, придавало уверенности. Мало его волновало и присутствие других духов, но они были не мертвы, а потеряны, их лица изображали ужас и страдания: дамы с детьми, старики, статные мужчины- все упали в небытие и были сломлены натиском безысходности. Младенцев держали на руках, не знакомые им люди, даже эти маленькие призмы нашего существования попали под игры вероломной судьбы…, которая исполняла роль пешки в самой грандиозной на свете партии небес с небесами.
Проходя мимо каждой души, он видел её прошлое, которое имело своё развитие, обходясь без единых помыслов об ином мире, они жили слишком опьянённые своими чувствами и наслаждениями. Никто из них не было готов сгинуть с платформы эмоций и стать непричастными ко всей протекающей мимо жизни.
Он узнал то, что должен был узнать. Он постиг многие страдания, что отразились на его психике не возбуждениями, а теорией. Все порождения эмоциональных вихрей этих живых мертвецов в совокупности создавали систему умозаключений, ведших к истине существования и разгадке тех тайн, бытие которых не может подтвердить логически ни один учёный.
- Да, я искусен. Да, я умён. Мне ничего не мешает чувствовать превосходство над всем человечеством, но я не буду. Я ещё не разучился видеть мир глазами прелести и счастья. Я влюблён…она красива… Я спокойно могу её заполучить. Она питает ко мне нескончаемые обороты мыслей нежности и доброты с долей пошлости и сексуальности. Она останется моей навеки.
Переживания его больше не постигали. Психология его характера удовлетворяла потребностям отношений к собеседникам и случайным попутчикам. Он управлял жизнью своею, жены и его жизнью… Он знал, что будет мальчик, что у него будут глаза цвета задумчивости, нос с целую волю, губы полны пчелиного мёда.
Его скорбь была заглушена мудростью этих лет, многие познания отражались в его глазах при встрече со смертью, которая медленно высасывала всю счастливую жизнь матери его сына. Он мог повернуть это событие в обратную сторону, но то, что должно было случиться, имеет место быть и в его жизни. Пользоваться своими познаниями он не хотел, пережив всю радость общения и глубину страсти с ней, он попрощался крепкими воодушевлёнными объятиями и отправил её за грань мыслимых людям реальностей.
Сын был безмятежен подавленностью чувств. Он пылко переживал в этот момент первую любовь, и глубочайшее разочарование его отправляло также в тот мир, к матери. Ему стала неприятна трепещущая болезнь к своей прекрасной пери, он забыл про неё, уповая в горе разочарования и отрешенности. Он облек, душа давно оторвалась от земли, но плоть ещё дышала и бродила, потому что рано было зарывать это только возмужавшее всей красотой и мускулистостью тело. Его прах развеяли над лесом тьмы, над лесом, правителем которого был великий Один, с благодарностью принявший столь щедрый дар необъяснимости момента.
Лежащая в утробе несчастной от разрыва уз невидимых, питалася проклятьем матери, чрез пуповину внимая несчастья вкус и горесть одиночества. Родившись внучкою его, она восстала красотой, убивши последнего родителя своего. Она этого не хотела, но, попавши в семью иного рода, забыла обо всём, обзавелась друзьями и занялась несчастными делами.
Отныне он старик, он одинок… Пришлось ему задуматься о мечтах. Он и забыл, что это значит, но вспомнить захотел. Мечта его должна пойти ему на пользу, но польза та от широты своей заглохнет на корню. Но и мечтой назвать нельзя о чём мечтать не хочешь ты, как долг исполнить можешь лишь. Но перед тем подумал о жене, о сыне…о связи вспомнил он отпрыска с любовницей. Надежда появилась вновь, и, озарив проклятья смелость он отыскал бедняжку. Она была похожа на мёртвую любовь его, характер глупостью сверкал, а губы мёдом заливались…в отца пошла…и в бабушку свою.
В тот самый возраст становления личности, становится явной и наследственность. Интересы были необычны, она стремилась познать всё странное, понять необъяснимое. Её подруга погружала в сомнения старика, она была уж очень весела, она придумала игру…игру опасную для всех.
- Ты кто?
- Твой дедушка Марьян. Мой сын является твоим кровным отцом. Родители твои ненастоящие.
- Я знаю. Так где ты был?
- Я думал о тебе, не знаю сам того. Я чувствовал тебя, без фактов веря в это.
- Я приду в воскресный день к тебе. Сначала я исполню долг.
- Я буду ждать.
Но не пришла она. А старец ждал, надеясь всё на чудо. Он знал, что и знал он почему. Он горевал, не находя покоя, сложив руки на коленях. Судьба его была предрешена несчастьем, угнетенья разума просачивались в каждую клетку его тела, ибо думал он всем, чем одарила его природа. И вздумалось ему, что смерти пора уже навестить его, дабы забрать его душу от жизненных потех. И сел он посреди комнаты на старом стуле, окружали его лишь знания на полках и свет оконных стёкол. Закрыл глаза, отдался мысленно Всевышнему, но тут пришла она…
Она стояла ровно, чётко, глаза её смотрели вниз, но слух её был навострён. Она обращала внимание на малейшие движения стрика, пыталась прочувствовать, с какой скорость бьётся его сердце, как быстро кровь течёт по венам и артериям.
- Приветствую тебя, Марьян. Я тебе сказать хотела: она мертва, и виновата в этом я.
Она встала на колени, не поднимая головы, ждала той кары, что по её думам, должна была пасть на неё от старика.
- Кто ты?
- Я лучший соратник последней из твоего рода. Я её пыталась оградить от бед, что должны были пасть на неё, но не смогла.
- Уходи и не возвращайся.
- Я докажу, что умерла она во благо.
Но Марьян молчал, он не хотел ничего отвечать этой девушке, на кой лежит вина большая.
Она ушла скитаться, дабы знала нечто большее, чем сам старик. Её ждали многие раздумья, и он…прародитель.
- Но вот и исповедь моя дошла и до тебя - второго человека, которому я доверился, которому я не имею права показывать мир иной, иначе разгорится война. Она будет поглощать всё и вся на земле и на небесах. Пока ты не дашь согласие. Ты не должна его давать! Ты не должна его давать! Ты не должна его давать!

URL
   

марианна

главная